ЧИТАТЬ ОТРЫВОК

Сказано - сделано. С самыми лучшими намерениями, ожидая от жизни одной лишь радости, ты сбегаешь по лестнице и направляешься в ближайший супермаркет, в то время как твой партнер, также в отличном настроении, потягиваясь, отправляется принимать душ.

На улице тебя встречает яркое солнце, напоминая о предстоящей поездке к морю. Глобализация, думаешь ты, как удобно: везде, куда ни глянь, супермаркеты. Рядом с твоим домом, всего в 50 метрах находится один из филиалов фирмы «Билла». Готовая обнять весь мир и возлюбить ближнего, как советует Библия, напевая веселую песенку и предвкушая свежайшую выпечку, ты подходишь к красно-желтому фасаду.

У  входа тебя приветствует фанерная фигура покупателя «Биллы» - классический китч! – с фирменным нарисованным пакетом в руках, но почему-то без головы. Куда делась голова?! Возможно, ее оторвало порывом ветра, а, может быть, это дело рук какого-то злоумышленника (не исключено, что этот варвар в прошлом был сотрудником «Биллы» и таким образом сводит счеты с бывшим работодателем). И, конечно же, первое, что бросается в глаза – как и во всех супермаркетах «Биллы»  – это плакат: «Билла» – лучшее для меня!». Этот супермаркет очень любит себя и поэтому придумал такую оригинальную рекламу, чтобы никто не сомневался, где находится «лучшее для него».

Возможно, у некоторых скептиков возникает вопрос: если «Билла» со мной совершенно незнакома, то откуда же ей знать, что именно - лучшее для меня? Неважно. Реклама есть реклама, не нужно ломать голову над пассажами, которые обрушиваются на нас из телевидения, газет и радио. Мало ли что обещают!

Из плаката также следует, что у некоторых покупателей есть возможность стать гордыми обладателями бесплатного фирменного пакета. Это круто! «Билла» - это не «Перекресток» и не «Седьмой Континент», пакеты для продуктов в этом супермаркете надо оплачивать отдельно. А тут можешь получить пакет бесплатно. Но как? Сразу не поймешь. Может, выиграешь в лотерею?

Однако тебя вся эта тусовка не очень-то волнует. Ты только хочешь побыстрее получить свои свежие булочки и вернуться к партнеру, чтобы насладиться романтическим завтраком, а бесплатные пакеты пусть получает тот, кто о них мечтает.

Но не тут-то было! На мостовой во втором ряду стоит огромный красно-желтый грузовик, доставивший товары в магазин. Водитель – молодой турок в черной жилетке с надписью «Автопарк Биллы» на спине – опускает грузовую платформу с тремя контейнерами, наполненными товарами. Рядом с грузовиком ожидают очереди на погрузку другие многочисленные контейнеры, обмотанные полиэтиленовой пленкой. В одних - бумажные и пластиковые отходы, другие нагружены ящиками с пустыми бутылками. Контейнеры стоят прямо на тротуаре, загораживая проход.

Мужчина лет тридцати пяти, в замызганном фирменном халате, с трехдневной щетиной на лице и недокуренной сигаретой в зубах, пересчитывает ящики, делая карандашом на грязном куске картона какие-то непонятные пометки. В его глазах сквозят одновременно и беспокойство, и обреченность, а механические движения рук почему-то наводят на мысль о человеке, приговоренном к пожизненному заключению.                  

До тебя доносятся загадочные слова: «Вот дерьмо - прислали две паллеты фанты! Я убью Изабеллу! Я удавлю ее на месте, и Антон ее не спасет».

Понять смысл этих возгласов невозможно. Небритый враг таинственной Изабеллы, который, однако, не боится неведомого авторитета по имени Антон, отпихивает носком поношенного ботинка один из контейнеров с мусором, и тот наезжает своим маленьким колесиком на твои белые туфли. Однако, странный молодой человек, напоминающий заключенного, не извиняется, а просто смотрит на тебя с раздражением. Очевидно, ему не нравится, что ты мешаешь его маневрам. Но как же тебе пройти к магазину - летать ведь ты еще не научилась?

Вид сурового распорядителя контейнерами на тротуаре и стоящей у входа обезглавленной фигуры, олицетворяющей «билловских» покупателей, стирает легкомысленную улыбку с твоего лица и настраивает на серьезное поведение в стенах филиала фирмы «Билла». В том, насколько это своевременно, ты сейчас убедишься.

Ты входишь в магазин и идешь к прилавку «Файнкоста» - отдела деликатесов, в котором также находится минипекарня. Из динамиков по всему магазину разносится веселая музыка, которая прерывается каждые три минуты, и вдумчивый, неестественно бодрый голос убедительно и терпеливо разъясняет, почему «Билла» – самое лучшее заведение для всех нас. Мол, только с ней и надо иметь дело, ибо тут продаются макароны и картошка, сенсационные цены на которые способны ввергнуть в экстаз любого.

Но в твои планы не входит, чтобы тебя ввергали в экстаз. Ты просто хочешь по-человечески купить булочек и поскорей вернуться домой.

Ты подходишь к полукруглому прилавку отдела «Файнкоста», перед которым стоят пять покупателей, однако в том, что их быстро обслужат, можно не сомневаться: по ту сторону прилавка, в отделе колбасы и хлеба, находятся целых четверо служащих.

Однако не надо торопиться с выводами: в хлебном отделении только одна женщина занимается покупателями. Это австрийка лет сорока, небольшого роста, полная и флегматичная. Она обслуживает клиентов с таким видом, как будто уверена: этот мир – всего лишь промежуточная станция между рождением и смертью, а потому волноваться по какому бы то ни было поводу абсолютно бессмысленно. На бэйдже - прикрепляемой к рабочей одежде планке с именем - написано: «Фрау Тот, заместитель заведующего отделом «Файнкоста». Она наверняка тут «звезда», и никто и ничто не может вывести ее из равновесия.                                                    

Две молодые девушки лет по девятнадцать, явно иммигрантки (скорей всего из Югославии), ставят заранее подготовленные поддоны с замороженными хлебобулочными полуфабрикатами в печь; при этом они пользуются теплыми варежками, как будто дело происходит в Сибири.

У одной нос украшен чем-то вроде иголки, но бэйдж с именем  отсутствует. Ее подруга, судя по всему, протанцевала всю ночь напролет, ибо она буквально спит на ходу, причем с открытыми глазами. Криво висящая планка с расплывшимися буквами наводит на мысль, что на ней не раз разделывали горячий печеночный паштет. Мирия или Кирия - ее имя навсегда останется для тебя тайной. На обеих девушках рабочие халаты, некогда бывшие белыми, и замызганные передники, а на лицах воцарилась глубокая скорбь по поводу отсутствия гармонии в этом мире. На дискотеке, конечно, веселей, нежели на работе – разве кто-то будет оспаривать сей непреложный факт?

Четвертый человек занят в колбасном отделении. Это добродушного вида мужчина, чьи точные и уверенные движения свидетельствуют о высоком профессионализме. Сразу видно, что он здесь главный, да и на бэйдже написано: «Господин Рутинек, директор отдела «Файнкоста». Шеф отдела деликатесов держится с таким чувством собственного достоинства, как если бы был адвокатом. Он обслуживает покупателей с терпением врача, привыкшего иметь дело с буйными пациентами. Все работают молча.    

Крутившаяся у тебя в голове веселая песня умолкает: среди безучастных и скорбно-задумчивых сотрудников этого магазина ты со своей беспричинной радостью выглядишь неуместно, как на похоронах. У тебя пропадает желание обнять весь мир; глядя на людей из «Файнкоста», ты приходишь в замешательство. Но продолжаешь терпеливо стоять, утешая себя мыслью, что еще пара минут, и ты получишь свои булочки.

Доброжелательный шеф «Файнкоста» со светскими манерами доктора, обслужив пару покупателей, внезапно покидает рабочее место с виноватой улыбкой. Дабы оправдать свой уход перед покупателями, он сообщает важную информацию: ему необходимо срочно отправить заказ. Покупатели воспринимают это известие спокойно – ведь в храме деликатесов осталось еще вполне достаточно жрецов. Однако жизнь полна неожиданностей - яснее всего это понимаешь при посещении казино, а именно в той его фазе, когда ты выходишь на улицу, проигравшись в пух и прах, и вспоминаешь, что зашел лишь на минуту поставить десять долларов на «черное».

Девушка с иголкой в носу, не сказав ни слова, удаляется в направлении склада, толкая перед собой ногой маленькую забавную тележку на колесиках, на которой стоят противни для хлеба. Поход сотрудницы на склад - очевидно по делу - не воспринимается публикой как предательство, однако, оказавшись снаружи, она достает из кармана пачку «Марльборо» и с видимым удовольствием закуривает, из чего остается сделать вывод, что доступ на склад  «Файнкоста» открыт только активным курильщикам.

В отделе остаются лишь утомленная госпожа Тот - сторонница внутреннего покоя - и Кирия (а, может, Мирия?), которая все-таки успела примчаться вовремя с дискотеки на работу.

Громко звонит телефон. В магазине отчетливо слышен звонок, а затем и мужской голос: «Госпожа Тот, к телефону!». Ты не веришь своим глазам: единственный человек, реально обслуживавший покупателей, откладывает работу в сторону и исчезает! В отделе «Файнкоста» остается лишь одна Кирия - Мирия. При этом все покупатели чувствуют себя, как дети, которых только что родители покинули навсегда.   

У тебя появляется ощущение, что ты пришла сюда за подаянием. От долгого стояния в очереди развивается комплекс неполноценности, в этом нет никакого сомнения. Человек начинает спрашивать себя, зачем и почему он вообще здесь находится и чего он, собственно говоря, хочет. Никогда и нигде несовершенство мира не проявляется так отчетливо, как в очереди.

Перед тобой стоят дама преклонных лет и молодой строительный рабочий. «Слава Богу, что пожилые люди едят немного» - проносится у тебя в голове, когда бабушка, наконец, отваливает с половинкой черного хлеба и яблочным пирожком. Подошла очередь строительного рабочего, и тут происходит нечто ужасное: он достает из кармана своей синей спецовки длинный список и начинает зачитывать: «Две булки с колбасой «экстра» и огурцом, одну булку с сыром, три булки с печеночным паштетом, из них одну помазать майонезом, две помазать кетчупом…». Перечень пожеланий его товарищей по работе бесконечен! Делая заказ, его коллеги просто пустились во все тяжкие, дали волю своей необузданной фантазии и ни в чем себя не ограничивали. Ситуация начинает приобретать комический характер. Наверно, ты еще спишь, и это всего лишь сон. Этого просто не может быть!       

Однако все это происходит на самом деле! На дворе все то же солнечное замечательное утро понедельника, но желание петь, равно, как и желание возлюбить ближнего, у тебя почему-то давно прошли. У тебя возникает странное ощущение, что на нервной почве у тебя вполне могут приключиться судороги, и нешуточный приступ бешенства уже не за горами.

Кирия – Мирия выполняет заказ целую вечность, ужасный рабочий в спецовке укладывает – пакет за пакетом - свою добычу в покупательскую тележку, а ты продолжаешь терпеливо стоять, как папарацци в ожидании редкого снимка.

Внезапно появляется госпожа Тот и вежливо осведомляется: - Что Вам угодно?

Боже мой, не может быть! Твоя очередь! Наконец-то! Свершилось! Теперь только вперед!

- Три рожка с маком и две длинные булочки, пожалуйста! – провозглашаешь ты, взбадриваясь и ощущая гордость за то, что мужественно дождалась торжественного «момента истины». Мало ли что бывает, ну, подождала немного, это же не конец света? Теперь все будет хорошо, думаешь ты,  и улыбаешься тому, что тебе вновь удается мыслить позитивно.

- Рожки с маком будут готовы только через пятнадцать минут – невозмутимо отвечает дама за прилавком, и твой позитивный взгляд на жизнь куда-то мгновенно испаряется. Неуместная в данной ситуации  твоя обаятельная улыбка гаснет следом.

Теперь тебе ясно, почему госпожа Тот такая флегматичная. Потому что, если бы она обращала внимание на все огорчения и переживания покупателей, она бы давно превратилась в психопатку - ведь каждому известно, что все болезни происходят от нервов, а так она остается невозмутимой и вечно молодой.

Ты молчишь, пытаясь осмыслить услышанное. Госпожа Тот приходит тебе на помощь:

- К сожалению, длинных булочек тоже нет, поставка еще не пришла.

И госпожа Тот замолкает, как будто это высказывание лишило ее последних сил.

Ты становишься беспокойным и суетливым, как кролик, который мечется по клетке и не находит партнера. Суровая действительность неожиданно нанесла тебе тяжелый удар. Ты чувствуешь, что твоя до сих пор упорядоченная и осмысленная жизнь грозит превратиться в хаос. Враждебные силы готовы разметать твое счастье и толкнуть твой разум в пучину дикой истерии. Ты больше не понимаешь этот мир. У «Биллы» нет длинных булочек, которые каждый день покупают сотнями? Рожки с маком еще не готовы?  А чем же занимались сотрудники с раннего утра? Кофе пили? Что за игры здесь происходят?  Разве «Билла» - это не «лучшее для меня»?

Все это выглядит так, как если бы ты, шикарно одетая в вечернее платье, в обществе обаятельного мужчины пришла вечером на концерт в курсалон, чтобы послушать вальсы Штрауса, которые объявлены в программе, и узнала бы, что дирижер просто-напросто не явился, так что концерта не будет. Ну, нет у него никакого желания принимать участие в этом концерте, ему хочется расслабиться, вот он и отправился в Римские купальни в уютный город Баден под Веной. Да и дело, собственно говоря, не столько в дирижере, сколько в оркестре, который тоже отсутствует. Оркестранты в полном составе находятся сейчас на пути в Швейцарский Дом в знаменитом Пратере, где можно выпить ни с чем не сравнимого чешского пива «Будвайзер». Это пиво пьется удивительно легко, потому что его наливают не так, как везде, а бережно, за несколько подходов, давая время осесть углекислоте. Так что тебе придется довольствоваться джазовым трио, раз никого из твоих кумиров нет.

Но ты не хочешь джазового трио! Ты пришла в курзал специально, чтобы послушать вальсы Штрауса. Нет, терпеливо объясняет тебе служащий еще раз, только джаз, сегодня никаких вальсов Штрауса...

Ты пытаешься взять себя в руки, и, в конце концов, компромисс найден: ты берешь две обычные, не длинные, булки и три обычных, не с маком, рогалика. Слава Богу, их достаточно, и они по-настоящему горячие, только что сняты с противня. То есть вместо вальсов Штрауса и джазового трио ты как бы согласилась присутствовать на выступлении Криса Риа.

Госпожа Тот упаковывает твои булки и рогалики в красивый белый фирменный пакет с эмблемой «Файнкоста», ловко нажимает нужные кнопки на весах – компьютере, чтобы напечатать цену на ярлыке. Цена печатается, компьютер выплевывает белую полоску бумаги, после чего остается только прикрепить ее к упаковке. Однако сделать это госпоже Тот не удается, потому что в степлере закончились скрепки.

Проявляя терпение, которого ты сама от себя не ожидала, ты продолжаешь ждать. Ты просто обратилась в соляной столб и бьешь все рекорды терпимости. А что, собственно говоря, еще остается тебе делать? Ведь замечательное настроение все равно уже улетучилось. В голову лезут мысли, что за стенами магазина жизнь течет по-прежнему, а ты тут осуждена на вечное ожидание, как закоренелая грешница. Ты ждешь, пока вставят новые скрепки. Наконец, это происходит. Скрепки вставлены, ярлык прикреплен, тебе вручили пакет. Спасибо, до свидания. Финал.

Как во сне, ты потерянно направляешься к кассе. Настал долгожданный момент – ты у кассы. Ты что, действительно веришь, что это произведет на кого-то впечатление?

В очереди к кассе дисциплинированно и покорно стоят восемь человек. Ты в недоумении: почему открыта лишь одна касса? Некоторые из  покупателей тебе знакомы. Ты вспоминаешь, что уже видела их в отделе «Файнкоста». Интеллигентного вида мужчина в костюме и с кейсом, стоящий в очереди, чтобы оплатить единственную булку с колбасой, обращается к кассирше за поддержкой: нельзя ли открыть вторую кассу?

- Коллега пошла в банк за мелочью, сейчас придет, - кассирша немногословна.

Между тем прямо над ее головой висит объявление в красивой красно-желтой рамке:

«Билла» не заставит вас ждать! Если вы в очереди шестой, пожалуйста, известите об этом кассиршу. Она немедленно примет меры, и для вас откроют еще одну кассу. Если вам не пойдут навстречу, поговорите с директором филиала или позвоните в штаб-квартиру по телефону: 02236/600 DW.

        

С тебя достаточно, и ты требуешь кассиршу вызвать директора филиала. Минуты через три к тебе выходит небритый мужчина средних лет в давно не стиранном фирменном рабочем халате. Ты вспоминаешь, что уже видела его сегодня перед магазином, когда он чуть было не пришиб тебя контейнером. Он выслушивает тебя, не прерывая, с меланхоличным видом. Ты жалуешься ему на то, что пришлось долго ждать в отделе «Файнкоста», что не было длинных булочек, а теперь вот еще и вторая касса не работает.

- За «Файнкост» я не отвечаю, - слышишь ты в ответ, - у них свой заведующий отделом, так что жалуйтесь ему. Или позвоните в централь. Вторая кассирша сейчас придет из банка.

Директор филиала «кидает отмазки» с такой же ловкостью, с какой профессиональный теннисист отбивает самые трудные мячи.   Немного подумав, небритый шеф добавляет:

- Кроме того, у нас один человек в отпуске.                    

Директор и не думает извиняться. Он доказывает тебе, что здесь все идет, как надо, что все в порядке, и никто ни в чем не виноват. Поняв, что ты все равно ничего не докажешь, ты решаешь плюнуть на это дело и оставить директора в покое. Небритый начальник молча удаляется, но ты успеваешь заметить на его губах торжествующую усмешку.

В этот момент в магазин входит вторая кассирша в желтом рабочем халате. Она проходит в свою кассу, держа в руках тяжелый мешок с мелочью.

Очередь раздваивается. Теперь люди стоят в обе кассы, ты - только четвертая. Ты осталась в первой кассе, думая, что здесь быстрее посчитают твои булки, потому что вторая кассирша еще не обслуживает покупателей. Она аккуратно укладывает деньги в ящик под кассой, затем передает мелочь другой кассирше. Теперь твоя кассирша, прервав работу, принимается считать деньги и сверять их с приходным ордером, а ты вместе с очередью терпеливо ждешь. А что тебе остается? Ясно, что ты со своими глупыми претензиями здесь никому не нужна. Самой себе ты давно уже кажешься жалкой и никчемной. У тебя нет желания звонить в централь. У тебя вообще уже не осталось никаких желаний. Кажется, что в этом филиале прошла половина твоей жизни.      

Наконец деньги посчитаны, разложены по нужным отделениям. Кассирша твоей кассы обращает свой лучезарный взор к очередному покупателю и – о, радость! – принимается сканировать товары.

Наконец, подошла твоя очередь. Кассирша, молодая иммигрантка без бэйджа на рабочем халате, не считает нужным поздороваться с тобой. Ты уплачиваешь названную ею сумму. В ответ ни «спасибо», ни «до свидания». Наверное, роботы на сборочном конвейере автозавода и то дружелюбнее. Можно подумать, обслуживая тебя, наглая иностранка делает тебе одолжение. А как же интересы фирмы, которой важно, что клиенты были довольны? Неужели никто не объясняет это кассиршам в этом дурацком филиале? И почему они ходят за мелочью в банк в тот момент, когда должны сидеть в кассе? Хотя, если здесь такой директор, то все понятно… Ему на все наплевать, он наверняка лодырь и халтурщик. Как его только начальство такого терпит?

Ты выходишь на улицу, и тебе кажется, что даже погода изменилась, стало как-то пасмурно. Но что это? Ты отказываешься верить своим глазам! Ты видишь шефа «Файнкоста» – того самого, с манерами доктора, который удалился в бюро отправлять срочные заказы поставщикам ветчины и сыра: он уютно устроился на лавочке с сигаретой в зубах и беседует по мобильнику. Прямо под рекламным плакатом: «Билла» – лучшее для меня».

Время от времени он стряхивает пепел сигареты и говорит в телефонную трубку с гримасой замордованного стрессом менеджера:

- Видишь ли, какое дело.…Сейчас у меня страшная запарка, кручусь, как белка в колесе…

Где-то внутри тебя что-то громко взрывается, возможно, это – вера в справедливость, любовь к ближнему, доброту и прочие неконструктивные эманации. И теперь в твоей душе все дымится, как после артобстрела.

Разумеется, тебе известно, что во многих местах нам приходится ждать, но в основном все люди относятся к этому с пониманием. Каждому из нас, бывает, надо постоять в очереди, и никуда от этого не деться. Но сегодня, в этой «Билле», у тебя возникло ощущение, что у тебя украли твое личное время. Мало этого: было унизительно, крайне неприятно осознать, что в магазине никто тебе не рад. Ты не только рассердилась на них, у тебя возникло жуткое ощущение, что тебя предали, обманули, совершили над тобой насилие. Как все мерзко в этом магазине! Да, им действительно наплевать на покупателей! И, как насмешка, все время эта идиотская реклама: «Лучшее для тебя!».

Нет, до чего же мерзко они с тобой обошлись! С самыми лучшими намерениями ты идешь в свой супермаркет, где тебе обещают только «самое лучшее для тебя», и сталкиваешься с суровой реальностью: никому не надо, чтобы ты быстро и без хлопот получила свои свежевыпеченные хлебобулочные изделия. Здесь, в этом отделе «Файнкоста», всем на все наплевать - ты твердо убеждена в правильности этого вывода.

- Больше в «Биллу» ни ногой! - такую клятву ты даешь себе, направляясь к дому. - Отныне я буду покупать только в других супермаркетах. Слава Богу, их в Вене хватает.

Станислав Берго

"Я был женат на Билле (история одного директора супермаркета)".

© 2020 5eu.info. All rights reserved. +4367761635065 Call us.